Íre queluva Anarinya

15:12 

Ситрун - prologue

daegmund_swinsere
Per aspera ad astra
Возле комариных топей на них напали чернопустынники: взяли числом, сломали лук, отобрали у Ситрун клинки, разграбили повозку и доставили пленников в свой лагерь в лесу. Хорошо, что испуганная Инга припустила галопом и скрылась от разбойников. После того, как девушка сломала носы паре полезших на нее с определенными намерениями чернопустынникам, ее периодически пинали, чтобы все время держать в полубессознательном состоянии.
Когда затихли звуки боя и руки Ситрун были развязаны, она попыталась принять вертикальное положение, но обессиленное тело не справилось с задачей, и она оказалась в объятьях своего спасителя. Его нежные карие глаза смотрели внимательно и озабоченно из-под капюшона. Ей показалось, что время остановилось, а в груди разлилось что-то теплое.
- Стоять получится? Нужно скорее добраться до Арчета.
Девушка кивнула, завороженная глубиной голоса своего спасителя, но из согревающих объятий выбираться не спешила.
Спустя пару минут Ситрун все же окинула остальных освобожденных взглядом. Хоббиты жались друг к другу и держались, как можно ближе к следопытам. Эдбальд храбрился, даже выпрямил грудь. Бледная, как смерть мать дрожала от пережитого ужаса.
~
Возле таверны в Арчете Амдир внезапно осел на землю и потерял сознание. Бродяжник бросился к нему и сквозь зубы выругался, обнаружив, что его друг был ранен. Младший следопыт пришел в себя и пытался отказаться от помощи старшего, уверяя, что у того есть намного более важные дела.
- Я просто на части разрываюсь! Не могу оставить друга в беде и не могу уйти, пока горожане не поймут, что Арчету угрожают разбойники, но ведь сейчас мне надо искать совсем другого Торбинса! – в отчаянии развел руками Бродяжник, но Ситрун успокаивающе положила ладонь на его плечо.
- Не волнуйся, я побуду с Амдиром.
- Возьми. Возможно, это облегчит его страдания от моргульского яда, - Бродяжник протянул девушке мазь из оролевицы.
~
- Деда, - Ситрун присела рядом с Эдбальдом и положила голову ему на плечо. – А первая любовь…она какая? Это бабушка была?
- Нет, - усмехнулся тот. – Задолго до встречи с ней. В ранней юности, когда путешествовал с караваном в Линдон. На пути к Харлонду через Эред Луин нас сопровождал небольшой отряд и среди них была одна эльфийка… Помню ее до сих пор… Эти волосы цвета вороного крыла, мелодичный сильный голос. Видела изумруды? Вот такие у нее глаза… А первая любовь, это больно. Было ужасно страшно, но я признался в своих чувствах. Она не смеялась и даже свысока не посмотрела, лишь объяснила, что эльфы любят лишь раз в своей жизни, а время ее любви уже истекло. Первая любовь, это больно, дорогая, это больно.
~
Ситрун следовала за Амдиром, даже если он сошел с ума, его еще можно было вылечить и вернуть. Она верила в это. Если он вернется к свету и раскается, то ему простят убийство собрата-следопыта. Ведь он был не в себе. Это все тот яд в его крови. Это все я. Я плохо его лечила.
Мундол выглядит отвратительно: из его глаз и ушей течет кровь, на губах кровавая пена. Ему больно, но он шепчет, из последних сил заставляя девушку наклоняться ближе.
- Послушай… в Комариных топях остался только один из моих соратников. Зовут его Реньолинд, он молодой ученый. Он прибыл сюда уже после Амдира, и быть может, это его спасло.
Скорее найди его. Он исследует руины Болотной заставы в центре топей. Расскажи ему... предупреди его... скажи, чтобы он опасался крика Амдира!
Она все равно не верит в такой исход. Она найдет Амдира и обязательно спасет. Она верит.

@темы: LOTRo, проза

URL
   

главная