Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Íre queluva Anarinya

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: lotro (список заголовков)
15:55 

Ситрун - juventud

Per aspera ad astra
Ситрун шла рядом с Ингой, ведя ее за босал уздечку и приговаривая, что скоро-скоро ей больше не придется возить телеги, ведь она станет настоящим боевым скакуном, но мыслями девушка была далеко.
Когда они прошли половину пути по тракту Мен-и-Наигрим, то подверглись атаке гигантских пауков. Ситрун отбивалась, тем более, что была неплохим бойцом, ее мать отстреливалась, прикрывая коня и повозку с пожитками и Эдбальдом, но силы были не равны. На миг показалось, что их путешествию, как и им самим, пришел конец, однако их спасли эльфы.
Сказать, что Ситрун обомлела, значит, ничего не сказать. Они были такие же, как в рассказах деда: все высокие и красивые, удивительно ловкие и сильные, девушка едва успевала следить за их движениями; особенно ее очаровали два светловолосых эльфа в авангарде этого маленького отряда. Она почувствовала, как по ней скользнули две пары лазурных глаз, и все закончилось, а их спасители исчезли, оставив после себя трупы пауков и неизгладимое впечатление. Позже они издали видели Ривенделл и тамошних эльфов, но по сравнению с лесными казавшимися какими-то блеклыми.
- …черт знает куда?! – донесся до девушки раздраженный голос матери.
Встряхнув головой, чтобы отогнать приятные воспоминания, Ситрун переспросила.
- Что?
- На кой черт мы премся черт знает куда да еще и так долго?! – поставив руки в боки и сверкая глазами вскрикнула Кинвайз. Кровь девушки мигом вскипела и остановившись где-то в Пустошах на Великом Восточном тракте она заорала в тон матери, распугав пару кружащих неподалеку кребанов.
- А на кой черт вы поперлись со мной?! На кой черт постоянно уходите от разговора, как только речь заходит о моем отце?! Кто он?! Где он?! Я имею право знать: мне восемнадцать лет, я – воин в конце концов!
Вечером на привале в Ост Гурут к лениво пережевывающей галету Ситрун подсела мать.
- У тебя его глаза, - девушка встрепенулась, поняв, что мать наконец-то решила заговорить об отце. – Элоим, - она улыбнулась, глядя в огонь. – Пламя напоминает мне о нем. Он показывал мне, как оно слушается его и это выглядело потрясающе!
- Фокусы и не более, - фыркнул Эдбальд.
- Нет, все было взаправду! Я никогда больше не встречала такого, как он… мы подходили друг другу, как солнце и луна: дополняли друг друга. Он не любит оставаться на одной месте. Вот и тогда вскоре уехал… я хотела путешествовать с ним, но какой из меня странник. Я даже этот наш переезд едва выдерживаю… И мне так тоскливо без него, так пусто… Хорошо, что есть ты – прощальный подарок от моей единственной любви, - на глазах Кинвайз выступили слезы.
3017 г Т.Э.


Ситрун упала на колени и зарыдала в голос. Нет, нет, нет – это было слишком больно. Потерять его...вновь. Больнее, чем медленно чахнущая мать, больнее. чем болезнь дедушки и то, что его не стало в прошлом месяце.
Где ты теперь? Кто ты теперь? Тебя же больше нет…
Тортханн тряс ее за плечо, заставляя встать и скорее убираться, и что-то говорил про отчет. Хорошо, что Ленглинн все понял по одному взгляду на девушку и бережно заключил в утешающие объятья.
Амдир, - всхлипнула она, сжимая свою кольчугу напротив сердца. – Амдир…
3018 г Т.Э.

@темы: проза, LOTRo

14:34 

Динфеа - infancia

Per aspera ad astra
Много Гвайт-и-Мирдайн, оставшихся в живших после захвата полчищами Саурона Эригона, уплывало сегодня из порта Митлонд. Маленькая эльфийская девочка стояла на берегу, крепко держа черноволосого нолдо за руку, и вместе с ним провожала взглядом отчаливающий корабль. Высокая эльфийка с такими же, как у ее ребенка, зелеными глазами печально улыбнулась на прощание.
- Йелль, ты не против остаться в королевской библиотеке? – девочка перевела на отца внимательный взгляд.
- Только, если там найдутся книги об оружейном деле.
3321 г В.Э.


**
- Ада, я хочу.
- Ты слишком юна, Феамиль.
- Мне всего года не хватает до призывного возраста!
- Селль, ты должна уважать законы Владыки Эрейниона.
Динфеа порывисто развернулась на каблуках и хлопнув дверью удалилась изучать методы ковки легендарных мэгиль и сигиль, что бы через одиннадцать лет возложить по одному такому за отца и Владыку на алтарь памяти погибших в Войне Последнего Союза.
3430 г В.Э.

@темы: LOTRo, проза

14:58 

Сильринг - juventud

Per aspera ad astra
Таур-э-Ндаэделос когда-то давно назывался Эрин Гален, в нем не было орков, троллей и гигантских пауков, чего Сильринг не мог даже представить. Вся его жизнь заключалась в охране дворца и периодических вылазках в составе отряда Принца дабы истреблять этих постоянно множащихся тварей.
Он видел, как собирал свое войско Владыка Трандуил и как не все из солдат возвращались с Битвы Пяти Воинств, слышал плач по погибшим и со своего поста тоже пел его. Сильринг помнил, что начало всему последующему, включая песнь, положило пленение вторгшихся на их территорию гномов.
Но то событие было лучшим за все его две сотни весен от рождения в Лихолесье: ему довелось стоять за плечом Принца и целиться в самого носатого гнома. Дернись тот наугрим и Сильринг верно тут же промахнулся, опозорив себя в глазах своего идола. Он всегда восхищался Принцем Леголасом и мечтал стать таким же превосходным воином, как и он, поэтому все свободное время посвящал тренировкам с двумя клинками и стрельбе. Но тогда его кумир, идол, божество оказался непозволительно близко: сквозь густой затхлый воздух больного леса до охотника долетал свежий запах кожи принца, казалось никакая скверна не способна коснуться этого восхитительного существа. Сильринг был напряжен, как натянутая в его руках тетива, но морок быстро развеялся, оставив после себя прелестное воспоминание.
Сейчас он в составе свиты Принца и они скачут в Имладрис с не самой радостной новостью о побеге Голлума.
Сильринг впервые в жизни вдыхает полной грудью чистый воздух за пределами родного леса, любуясь солнечными бликами в шелковых развевающихся под напором ветра волосах своего Принца. За все свои двести восемьдесят два года он не видел и не ощущал ничего прекраснее.
3018 г Т.Э.

@темы: проза, LOTRo

12:38 

Ситрун - infancia

Per aspera ad astra
Все дети Дейла выросли на истории о легендарном Барде Убийце Дракона, благо, что потомки героя – Короли Баин и пришедший недавно ему на смену Бранд не давали народу забыть подвиг их отца и деда. Чего нельзя было сказать о Битве Пяти Воинств, которая уже не одно десятилетие обрастала налетом из всевозможных выдумок. Так, Король-под-Горой стал, по одной версии, гигантом, разрушающим каждым своим шагом города, по другой, – вероломной скользкой тварью на службе у орков, а, по третьей, - самим драконом. Но хуже всего досталось эльфам – их стали воображать эдакими крылатыми крошками, своей волшебной пыльцой беспрекословно исполняющими все желания Короля Барда I. А все потому, что со времен вхождения Эсгарота в состав Дола, ни одного представителя иной расы в Дейле не было замечено никем.
Ситрун никогда не верила популярным версиям этих историй, ей нравились жестокие и явно более реальные рассказы ее деда. Она приносила в его мастерскую найденный или даже украденный полудрагоценный камушек и Эдбальд, которому едва минуло шестьдесят, погружался в свою излюбленную ювелирную работу, и пока до сих пор ловкие пальцы обрабатывали камень, уста вещали правдивую историю. В его сказах дракон сжигал под основание Дейл, семья короля Гириона бежала и пряталась среди простого люда, гномы Эребора заболевали драконьей болезнью, что разрушала личности, а эльфы были высоки и стройны, сильны и красивы.
Так они проводили часы, пока мать Ситрун не приносила им еду. Эдбальд провожал дочь недовольным взглядом, та в ответ морщила свой милый носик, заплетала длинные практически белые, как холодный свет луны, волосы в косу и, подхватив лук, уходила из дома.
По личному мнению Кинвайз она была единственной, кто обеспечивал эту семью едой, отец, конечно, клепал какие-то безделушки, но много за них выручить никогда не мог, а что самое обидное, с тех пор как ей минуло шестнадцать, ни одного подарка от него так и не получила. Но уже прошло семь лет! Как можно столь долго дуться на подростковую выходку? Она же в конце концов не сбежала, а так хотела! Кинвайз до сих пор с замиранием сердца вспоминала его таинственные глаза, темные волосы и смуглую кожу, такую теплую, что казалась впитавшей само солнце. Отец называл его цирковым шутом и бродячим шарлатаном, хотя он был самым настоящим волшебником, а ее балаганной потаскухой до самого рождения Ситрун.
Кинвайз любила дочь: учила готовить и с этого года стала водить в лес, что бы дать пострелять из лука, а та росла сильной и умной. Единственное, что раздражало в девочке – это лимонный весь в ее деда цвет волос, но в лучшие дни она смотрела на нее и понимала, что это Элоим поделился с дочкой своей солнечной натурой.
3006 г Т.Э.

@темы: проза, LOTRo

главная